Субъективно о главном

Наш еврейский характер
12.07.2017 11:04

Наш еврейский характер

Из канцелярии депутата Ави Дихтера пришла благая весть: законопроект о еврейском характере государства Израиль  будет в ближайшее время вынесен на рассмотрение Кнессета.

Якобы, межминистерская комиссия после долгих и мучительных обсуждений пришла к компромиссному варианту судьбоносной формулы государства, в котором мы живем: "Израиль является еврейским государством с демократическим режимом правления".

А то мы этого не знали!

Когда-то у меня теплилась надежда, что депутаты, наконец, перестанут заниматься штампованием разного рода «идеологических» законопроектов. Ну, типа законов о присяге на лояльность, верность, преданность и бог знает что еще. Твердая убежденность наших депутатов, что принятие законов такого типа существенно улучшит наше повседневное бытие, меня поражала…

Увы, страсть к символам в душах наших избранников неистребима. Причина этого мне понятна. Выдвижение таких законопроектов не требует от законодателей ни особых умственных усилий, ни согласований в экономических ведомствах, ни договоренности с профсоюзами или предпринимателями. Примут их или нет, в сущности, тоже не так важно. «Наше дело прокукарекать, а там хоть не рассветай». Заголовки в газетах обеспечены, страстное обсуждение в СМИ – тоже, имя депутата – на слуху, и можно быть спокойным за следующие праймериз.

Вот и сейчас начнется очередная - какая уже по счету? - дискуссия вокруг законопроекта, определяющего характер нашего государства.

Надо же, почти семьдесят лет  ни у кого в мире не возникает сомнения, что Израиль - государство еврейского народа. Именно поэтому его ненавидят антисемиты всего мира, бойкотируют арабские (и не только арабские) страны, рисуют на него карикатуры с крючконосыми евреями... В общем, никто не сомневается, что Израиль это наше государство. Кроме, похоже,  самих евреев.

Почему вдруг  назрела жизненная необходимость заново формулировать характер нашего государства? Неужели отцы-основатели дали промашку, провозгласив в  Декларации независимости наше государство «еврейским демократическим»? Да, эти понятия отцы-основатели не расшифровали для широкой публики (и специалистов – тоже), и оставили широкое поле для фантазий, домыслов, толкований и вердиктов БАГАЦа. Я подозреваю, что они сами не очень понимали, что пишут. Потому и идут у нас бесконечные споры, что в этой формуле является первичным,  а что вторичным: еврейское или демократическое начала. Какая из этих двух ипостасей, образно говоря, яйцо, а какая – курица. Спор этот вовсе не схоластический, поскольку эти две грани нашего существования порой приходят в конфликт друг с другом: то, что утверждается как демократическое, не всегда является очень еврейским, а то, что укрепляет еврейский характер государства, не всегда достаточно демократично. И тогда за дело принимается БАГАЦ, который, как правило, отдает предпочтение демократии. Может для того, чтобы подтвердить статус «единственной демократии на Ближнем Востоке». А может, с оглядкой на Запад: там хорошо знают, что именно считается демократией, и не очень хорошо, что считается еврейским.

В чем же состоит «тонкость различения» (цитата из Шоты Руставели) старой и новой формулы? Неужели в исключении демократического характера нашего государства? И чем принятие этого закона, если он будет принят, чревато для всех нас? Сильно сомневаюсь, что этот «судьбоносный» закон  внесет хоть какое-то реальное изменение в мою, да и вашу жизнь. Ну, еще одно декларативное утверждение! Я не боюсь, что наше государство от этого станет менее демократичным. В конце концов, нашу демократию успешно попирали при желании и при нынешней «демократической» формулировке. Правда, некоторые видные юристы бьют тревогу и считают, что эта формула нарушит равновесие между еврейским и демократическим ипостасями государства. И при этом ссылаются на авторитет Жаботинского, который выступал против национального определения государства.

Я, честно признаюсь, Жаботинского не читал (то есть, читал, но только автобиографию), и толковать его мысли не берусь. Но я всегда скептически относился к вере в то, что переименование что-то меняет по существу.

Прежде чем говорить об утверждении еврейского характера государства, неплохо бы нам самим разобраться, что сей термин значит. Вот уже четверть века я пытаюсь добиться ясного и внятного ответа на этот, казалось бы, элементарный вопрос от самых умных наших ученых, журналистов, политиков. Но получаю на него самые разные ответы, расплывчатые, как горизонт в дни хамсина.  Наиболее логичным лично мне кажется следующее толкование еврейского характера государства: мы живем по еврейскому календарю, государство отмечает еврейские религиозные и национальные праздники, иврит является государственным языком, в школах страны изучают ТАНАХ, на гербе изображена менора, на флаге – магендавид, и в гимне про сионизм поют. Да и большинство населения составляют евреи.

Честно говоря, меня такая формулировка вполне устраивает.
В прежнем варианте этого "судьбоносного" законопроекта был лишь один пункт, имеющий практическое значение: лишение арабского языка статуса государственного. Говорят, в согласованном министрами варианте нет и этого, и арабский язык сохранит свой статус.

Так что, давайте успокоимся. В конце концов, за последние лет пять это уже не то третья, не то четвертая попытка принятия такого пафосного декларативного закона. Да, это прекрасный повод для дискуссий в прессе и социальных сетях в период «межсобытия». Примут закон или не примут (неужели на этот раз примут?), налоги от этого не уменьшатся, зарплаты не прибавятся, квартиры не появятся, мир не установится.

Так что, мне остается только пожелать депутатам успеха в их непосильном труде на благо родины.

Лев Авенайс

Иллюстрация: depositphotos

 

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.