Субъективно о главном

Мы начинаем войну с Ираном
27.08.2017 10:32

Мы начинаем войну с Ираном

Я решил не ставить вопросительного знака в заголовке, потому что, судя по тому, как развиваются события, будущее столкновение с Ираном становится почти неизбежным. Давайте проанализируем итоги сочинской встречи Нетаниягу-Путин и попытаемся, на основании имеющейся информации, понять, что же там произошло.

Хамская (когда получает разрешение хамить) российская пресса определила поведение Нетаниягу на встрече, как «истерику». Я вполне допускаю, что наш премьер говорил о наболевшем эмоционально и не давал собеседнику перевести разговор на другие темы. Но происходило это на встречах либо с глазу на глаз, либо в узком составе. На предварительной встрече при журналистах, судя по свидетельствам участников нашей делегации, все было чинно и благопристойно. Значит, информацию прессе кто-то «слил» именно этими словами – истерика. Почти убежден, что сделал это не сам Путин, а один из главных антисемитов России Сергей Лавров. Это он поддерживает все исламистские силы России, это он не просто воевал, а грудью стоял за интересы Ирана в Вене при подписании «ядерного соглашения», это он «крышует» всех антисемитов России, включая одиозного комментатора Шевченко. Коллеги – израильские обозреватели – недавно в своих статьях задавали вопрос, как посмела официальный представитель МИДа Мария Захарова обвинить Израиль в «историческом предательстве» в истории с мемориальным комплексом в бывшем концлагере Собибор. Задавали риторический вопрос – могла бы Захарова бросить нам такие обвинения, не стой за ее спиной кто-то из первого ряда российских политиков? Можете не сомневаться. За ее спиной стоит Лавров, не сумевший добиться ни малейших успехов во внешней политике (кроме дружбы с Венесуэлой, КНДР и Ираном), но разрешивший хамить как Израилю, так и евреям. Он вообще сделал хамство «фирменным знаком» российской дипломатии. Помимо пассажей Захаровой достаточно вспомнить поведение в Совете Безопасности ООН представителя России, который кричал британскому послу: «В глаза мне смотри» и обращался к дипломату более высокого ранга на «ты». Впрочем, все это не более, чем отступление от основной темы. В конце концов, это дело России и ее президента кого держать на посту министра иностранных дел.

Вернемся к встрече. Информации о ней, конечно, очень мало и потому говорить наверняка нельзя ничего. Но предполагать, строить версии, на основании имеющихся данных нам никто запретить не может. Итак, Нетаниягу очень эмоционально доказывает Путину, что освобождающиеся после суннитских боевиков «Исламского государства» площади занимают шиитские боевики Ирана, гораздо более опасные для нас. Что мог ему ответить Путин? Я уберу этих боевиков? Я запрещу Ирану укрепляться в Сирии? Нет, конечно. Иран на данном этапе верный союзник России и Путин не готов ни ущемлять его интересы, ни ограничивать его устремления. Значит, Путин отказал Нетаниягу? Тоже не верится. Противостояние с Израилем Путину совершенно не нужно. Оно повлечет за собой дальнейшее ухудшение отношений с США. Кроме того, израильские поставки газа в Европу вкупе с американскими поставками сжиженного газа, могут серьезно подорвать позиции «Газпрома», заставить пойти на резкое снижение цены на газ, а значит дальнейшее падение доходов и без того не богатого и тратящего огромные суммы на вооружение и поддержание имиджа государства.

Что же ответил Владимир Путин Биньямину Нетаниягу? Не вижу другого варианта для российского президента, кроме как самоустраниться от решения этого вопроса. Дескать, а при чем здесь вообще Россия? Вам мешает укрепляющийся в Сирии Иран, ну и разбирайтесь с ним. Можете договориться, договаривайтесь. Не можете – воюйте. Россия не станет вмешиваться в ваш конфликт ни на одной из сторон. То есть, фактически российский президент дал нашему премьеру «карт-бланш» на действия против Ирана. Конечно, обусловил невмешательство России условиями. Прежде всего, политическими. Например, не посягать на власть Башара Асада и не добиваться раздела Сирии, не приближаться к северо-западным районам Сирии, которые Россия считает своей вотчиной. Дескать, воюйте у своих границ. Но и экономическими, конечно. Например, связанными с нашими поставками газа в Европу. Или с продажей России современных технологий. Или с работой по снятию с России санкций.

Косвенно подтверждением этой версии могут служить слова нашего министра обороны Авигдора Либермана о том, что «Израиль не потерпит усиления иранского присутствия в Сирии», а также интервью, которое дал высокопоставленный сотрудник Министерства обороны одному из израильских телеканалов сразу после возвращения главы правительства из Сочи. В нем прозвучали слова о том, что «в Сирии складывается ситуация, которую правильно назвать невыносимой для Израиля». Если сотрудники Министерства обороны не собираются воевать, они обычно в своих интервью успокаивают народ. Дескать, нечего волноваться, никакие ракеты, ираны и «хезболлы» нам не страшны. Здесь же прозвучало нечто диаметрально противоположное.

Впрочем, очень скоро мы все увидим и услышим. Мне почему-то кажется, что без российских военно-космических сил за спиной, Иран не решится на прямую конфронтацию с нами на территории Сирии и Ливана. Поймет, что это может печально кончится для режима аятолл. Значит, какое-то время мы выиграем. Но боюсь, в конечном счете противостояния, начало которому заложили в Вене президент Обама и европейские миротворцы, не избежать.

Давид Кон

На снимке: одна из встреч Нетаниягу-Путин, фото: официальный сайт президента России 

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.