Субъективно о главном

Террористы на свободе или правосудие по-испански
03.09.2017 09:02

Террористы на свободе или правосудие по-испански

В Испании разгорается скандал вокруг полицейской операции с выразительным названием «Шакал». Эту операцию спецподразделения испанской полиции проводили в 2006 году и в ее результате были задержаны 20 джихадистов, которые базировались в небольшом городе Виланова-и-ла-Желтру в Каталонии.

Почему вдруг испанские средства массовой информации, а вслед за ними и значительная часть испанского общества вспомнили о той уже порядком забытой полицейской операции. Дело в том, что, как выяснили журналисты, в ходе той операции был задержан Абдельбаки ас-Сатти, тот самый имам города Риполь, который в августе этого года организовал террористическое нападение на улице Рамбла в Барселоне с помощью микроавтобуса марки «Фиат». И которому только чудо не позволило довести до логического завершения замысел о взрыве собора Святого семейства.

Журналисты бросились выяснять, почему задержанный более 10 лет назад джихадист, оказался на свободе. Более того, не просто на свободе, а в Испании и не под надзором полиции. И выяснилось, что Абдельбаки ас-Сатти, как и другие задержанные в ходе той операции джихадисты, были освобождены либеральным и справедливым Верховным судом Испании, который отменил постановление Национальной судебной коллегии, признавшей девять из двадцати задержанных виновными в терроризме и подготовке террористических актов. Как все были освобождены, ахнуло испанское общество? И полыхнуло возмущение против судей Верховного суда. Кое-кто даже договорился до того, что предложил возложить на судей, занимавшихся тем старым делом, моральную ответственность за каждого из 16 погибших и более, чем 100 раненых в барселонском теракте.

Судьи, конечно, начали защищаться. Они сообщили, что операция «Шакал» была из рук вон плохо организована и следователям не удалось добыть серьезных доказательств вины задержанных. По их мнению, две структуры, проводившие операцию – полиция и Гражданская гвардия – грызлись между собой, пытаясь оставить именно за своим ведомством пальму первенства в задержании опасной террористической ячейки. И из-за этого были проведены далеко не все возможные следственные действия. Судьи даже процитировали одного из адвокатов: «Оба ведомства очень спешили довести дело до суда и получить благодарность за поимку преступников. Конечно, если бы они чуть-чуть притормозили, им, возможно, удалось бы получить твердые доказательства, но они торопились. А при таком расследовании от спешки только вред». Судьи привели и другие примеры несостоятельности полиции, которая то просила разрешение на прослушивание телефонных разговоров Абдельбаки ас-Сатти, то отказывалась от получения этого разрешения. То определяла согласившегося говорить Омара Будаме, как «государственного свидетеля», то отказывалась от этого определения.

Я готов поверить испанским судьям, что полиция в этом деле была не на высоте. И что разногласия с Гражданской гвардией были весьма серьезными и мешающими общему делу. Я готов поверить, что собранные доказательства были, как записано в решении Верховного суда, «расплывчатыми, неточными и явно умозрительными». Наверное, все это так. Но судьи разбирали дело о террористической ячейке. Перед ними стояли не мальчишки, нашкодившие на стадионе. На скамье подсудимых был Мохамед Мрабет, прозванный даже своими соратниками «мясником». Белгасем Беллиль, человек крайне радикальных взглядов, который чуть позже стал смертником и убил 19 итальянских военных в Ираке. Именно с ним в одном доме жил тогдашний имам Вилановы Абдельбаки ас-Сатти. Неужели у судей ничего не екнуло, неужели не сработала знаменитая судейская интуиция, когда они смотрели в глаза девятерым арестованным, не проявлявшим никаких признаков раскаяния? Ведь судьи могли отправить дело на доследование, указать полиции и Гражданской гвардии на ошибки, могли вынести какие угодно жесткие определения в их адрес, потребовать от имени общества, начать все дело с начала. Но не отпускать на свободу боевиков.

Я понимаю судей. Они хотели наказать полицию за плохую работу. Показать, что нельзя представлять в суд сырое дело, с расплывчатыми, нечеткими и умозрительными доказательствами. И потому поступили так радикально – освободили всех одним росчерком своих перьев. Но наказали не полицию. А мирных, ни в чем не повинных граждан. Да и самих себя.

Потому что, как ни крути и чем не оправдывайся, но именно на судьях лежит моральная ответственность и за 16 погибших в барселонском теракте, и за 19 итальянских солдат, убитых Белгасемом Беллилем. И за других, которых уже убили или еще убьют выпущенные из-под стражи и разбежавшиеся по миру террористы.

У меня есть только одна надежда. Что судьи всех судов нашей страны получают информацию о делах коллег и уже знают о той волне возмущения, которая поднимается в Испании. И что наши судьи сделают из того, что произошло там, правильные выводы для себя. Задача судей – не учить полицию и прокуратуру работать, а защищать общество от преступников и убийц. Хотелось бы, чтобы с этой задачей они справлялись.

Давид Кон

На снимке: Виланова-и-ла-Желтру. Судьям было сложно поверить, что в этом идиллическом уголке может действовать серьезная террористическая ячейка, фото: Википедия

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.