Субъективно о главном

Война с памятниками
10.09.2017 08:27

Война с памятниками

Ярость благородная (и не очень) вскипает, как волна. Идет священная война. Мировая война! Народ воюет с памятниками. Или друг с другом - из-за памятников.

Казус Шарлоттсвилля, где городские власти во имя расового мира решили снести памятник генералу Ли, стал чуть ли не камнем, сброшенным с горы, повлекшим за собой лавину обрушения памятников.

Добро бы хотели снести памятник, какому-то мерзавцу, чьи гнусные деяния еще на памяти старожилов, так ведь нет. Генерал Ли был военачальником - даже не идеологом - конфедератов, сражавшимся за интересы патриархального Юга, одной из составных частей «патриархата» которого являлось сохранение рабовладения.

Я не знаю, почему семьдесят лет с момента установки этот памятник не вызывал такого накала страстей, а теперь вдруг вызвал. Как не знаю, почему этот памятник был установлен лишь спустя почти сто лет после Гражданской войны.

Как бы там ни было, война с памятником, вылилась в войну людей вокруг памятника, и именно это привлекло внимание к этому, в принципе, вполне ординарному событию. Ну, еще и то, что это вызвало неожиданную цепную реакцию: раз в Шарлоттсвилле сносят памятники «расизму», то почему бы их не снести в Сиэтле (там тоже есть мемориал конфедератов)? А заодно мэр Сиэтла решил убрать и памятник Ленину, странным образом оказавшемуся в этом американском городе. Что плохого сделал Ленин жителям Сиэтла - судить не мне. И даже всерьез заговорили о сносе памятника Христофору Колумбу, открывшему Америку, потому что, якобы, на нем косвенно лежит вина за злодеяния испанских конкистадоров, приплывших по его следам.

Воевать с памятниками очень удобно: они сами ответить не могут, и не у всех есть такие страстные защитники, как у генерала Ли. Причем война идет разными способами: как сносом уже стоящих, так и установкой новых. Есть даже совершенно уникальный случай в этой войне: на памятнике, воздвигнутом в честь тысячелетия России в Великом Новгороде в середине XIX века, среди более чем сотни скульптурных изображений выдающихся персонажей российской истории не нашлось места Ивану Грозному, ликвидировавшему в свое время свободы этого вольнолюбивого города. Зато совсем недавно памятник этому тирану и душегубу был установлен в Орле, что вызвало бурную дискуссию в российском обществе, хоть и не дошедшую до  смертоубийства, как в Шарлоттсвилле.

А тем временем на Украине прошел настоящий «ленинопад» -  были снесены все 1320 памятников вождю мирового пролетариата, стоявших на подконтрольной Киеву территории. Удивительно, что в защиту Ленина выступили... российские власти, хотя Ленин, в отличие от Сталина, не относится сейчас к культовым фигурам нынешней России.

Снос памятников происходит по-разному. В свое время, после ночного выноса тела Сталина из мавзолея, по всему Советскому Союзу в несколько ночей (именно ночей!) тайком с постаментов были убраны тысячи бронзовых скульптур развенчанного вождя. А вот монументы Саддаму Хусейну сносили «под камеры» телеоператоров со всего мира и восторженное улюлюканье толпы. Как и памятник Дзержинскому на Лубянской площади. Сейчас идут споры, возвращать ли «железного Феликса» на старое место. И если вернут, подозреваю, это сделают тоже под восторженные крики «соответствующего» народа.

Монумент Туркменбаши покрытый золотом и постоянно вращающийся вслед за солнцем, вскоре после смерти диктатора тихой сапой переместили куда-то на окраину с центральной площади. Так проходит и мирская и посмертная слава...

Чего только не бывает в войне памятников! Например, можно поменять идеологическую концепцию памятника. Как это сделали венгры с монументом, возвышающимся на горе Геллерта в Будапеште. Из композиции в 1989 году убрали скульптуру советского солдата с автоматом и переименовали Монумент Освобождения в Монумент Свободы - без привязки ко Второй мировой войне и Красной армии.

Латыши поступили еще остроумней. С огромной гранитной композицией, состоящей из трех красных латышских стрелков (в период очередного повышения  цен на водку ехидный народ назвал памятник: «Ищут четвертого») они выкрутились просто. Убрали из названия «красных» и оставили просто «латышских стрелков», благо стрелки воевали не только на фронтах гражданской войны.

Зато, в свою очередь, еще в тридцатых годах, во времена первой буржуазной республики латыши убрали из центра Риги памятник Петру Первому, чтобы уничтожить память  о русском владычестве в Латвии. Памятник обнаружили лишь в 90-х, восстановили на средства мецената, и русская община Латвии хотела установить его где-нибудь в Риге (на старом месте уже стоит Монумент Свободы), но власти воспротивились: в желании снова поставить памятник русскому царю явно проглядывался политический подтекст.

И таким примерам несть числа. Гранит и бронза - инструмент идеологических сражений. И как знать, вдруг и Колумб станет жертвой в этой войне памятников.

Лев Авенайс

На снимке: памятник генералу Роберту Ли. Фото: depositphotos

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.