Субъективно о главном

Благие цели с нефтяным подтекстом
18.02.2018 07:47

Благие цели с нефтяным подтекстом

Зачем Россия ввязалась в сирийскую авантюру? Любой политик или журналист, занимающийся Ближним Востоком, хоть однажды давал ответ на этот вопрос, как минимум самому себе. Ответ очевиден. Во-первых, Россия хотела остановить «Исламское государство» на дальних подступах к своей территории, пока исламисты не добрались до Узбекистана, Таджикистана и Туркмении. Во-вторых, Россия укрепляла своего союзника Башара Асада, который гарантировал россиянам военное присутствие в своей стране, а значит и на Ближнем Востоке.

Но последние события в нашем регионе внесли определенные коррективы в эти, кажущиеся совершенно очевидными ответы. Под «последними событиями», я имею в виду атаку сирийской армии и российских наемников на позиции курдского ополчения в районе Дейр-аз-Зоара, произошедшую более недели назад. Эта атака была, как известно, отбита с помощью артиллерии и авиации международной коалиции, возглавляемой США.

Честно говоря, когда я впервые услышал об этой атаке (в сообщениях никаких российских наемников не было, а фигурировала только сирийская армия), я подумал: «А зачем сирийская армия туда полезла? Только, только отбились от террористов «Исламского государства». Зачем заводиться с курдами?». Потом появились сообщения о российских наемниках, участвовавших в атаке и понесших потери. Появились эти сообщения вопреки воле российского командования, руководства и средств массовой информации. Просто число погибших россиян, судя по сообщениям западной прессы, было настолько большим, что замалчивать инцидент стало невозможно. Россия нехотя признала потери в количестве пяти человек, тогда как западные СМИ сообщали об убитых двух сотнях бойцов частной военной компании «Группа Вагнера». Но вопрос, заданный сразу после атаки, остался – зачем они туда полезли? Ведь вроде бы война окончена. Террористы побеждены. Владимир Путин сообщил о выводе основных сил российской армии из Сирии. И вдруг атака на курдов. А это значит, новая волна боевых действий. О каком же выводе российских войск может идти речь? Короче, ничего не понятно.

Но прошло время и сразу несколько европейских и американских газет раскрыли эту страшную тайну. Оказывается, российские наемники и подразделения сирийской армии пытались захватить нефтяное месторождение Омар, отбитое курдами у боевиков «Исламского государства». Это месторождение долгие годы было главным источником дохода террористов, а теперь усиленно эксплуатируется курдами. Вот это месторождение и пытались захватить атакующие части.

Выяснилось больше. Под контролем террористов на территории Сирии было более десяти месторождений нефти. Теперь большая их часть… Нет, конечно, не вернулась, как можно было предположить, в руки народа Сирии. А поступила в распоряжение, если верить западным СМИ, человека, которого называют «кремлевским поваром». Бизнесмена Евгения Пригожина, который (опять же, если верить западным СМИ) финансировал сирийскую кампанию «Группы Вагнера», то есть, оплачивал действия в Сирии российских наемников.

После публикации этих данных, картина действий России в Сирии вырисовывается, согласитесь, несколько иная. Россия отправила в Сирию бойцов частной армии, подкрепив их действия мощью своих военно-космических сил для того, чтобы завоевать и прибрать к рукам сирийские нефтяные месторождения. Вот уже около двух месяцев эти месторождения работают на российского бизнесмена Евгения Пригожина. Нефть с них вывозится через Турцию по маршрутам, проложенным еще боевиками «Исламского государства». Сколько нефти вывозится – неизвестно. Бизнес, согласитесь, замечательный. Нефть – неучтенная, деньги, вырученные за нее – бесконтрольные, никакие налоговые инспекции наложить на них руку не могут. Как эти деньги делятся, можно только гадать. Некоторые издания утверждают, что четверть дохода получает Евгений Пригожин, об остальном можно только догадываться. Предположения, что значительные части из доходов получают на свои личные счета президенты России и Сирии, доказать, разумеется, вряд ли возможно. Но осадок остается.

Согласитесь, в этом свете российское вторжение в Сирию носит несколько иной характер. Использовать вооруженные силы страны, чтобы дать возможность человеку, приближенному к власти с помощью наемников захватить нефтяные богатства другой страны, вынужденной молчать из-за слабости собственной власти – это несколько иная интерпретация причин вторжения. Весьма отличающаяся от приведенной выше – остановить «Исламское государство», укрепить союзника. То есть, все это, конечно, присутствует. Но не как основная цель сирийской войны, а как ее побочные эффекты.

Получается, победитель сирийской войны – Россия – просто грабит побежденного. А побежденный в этой ситуации сирийский народ. Хотя… Есть ли он – сирийский народ? Шииты, сунниты, алавиты, курды, Асад, оппозиция. Возможно ли сегодня все это объединить даже с помощью грубой силы? Найдется ли для всех этих составных частей сирийского народа единая национальная идея? В это верится с большим трудом.

Давид Кон

Фотоиллюстрация depositphotos.com

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.