Субъективно о главном

Елена и паруса
24.08.2018 14:24

Елена и паруса

За полтора года, проведенных в Израиле, мне часто попадались люди, пренебрежительно отзывавшиеся о своих родных городах. «До репатриации я жил в Саранске (Ижевске, Брянске, Сыктывкаре…). И единственное приятное место в этой дыре – аэропорт».

Я люблю Барнаул. И не хочу говорить ни одного плохого слова в его адрес. Как о старом школьном друге: недостатки отходят на второй план, а вспоминаются только веселые безбашенные приключения, пережитые вместе. Мы знакомы с этим городом почти тридцать лет. После такого срока предъявлять претензии уже поздно. Место рождения – то немногое, что не вычеркнуть ни из паспорта, ни из памяти.

В одном из походов по Земле Обетованной я разговорился с женщиной, организующей туры на яхтах по Средиземному морю. Настоящий шкипер! Морская волчица слегка за пятьдесят. С соответствующей лицензией и «водительскими правами». Кокпит, транец, грот-мачта, фарватер. Я был уверен, что моя собеседница – дочь моряка из Одессы или Владивостока… Но она хитро улыбнулась: «Я не видела моря до приезда в Израиль. В Сибири пальмы не растут. И на яхтах не ходят. Я родилась в Барнауле».

Это был первый человек с моей малой родины, случайно встреченный здесь. Пригоршня золота в копилку сибирского патриотизма.

Елена заболела морем в сорок с хвостиком. Программист, уверенно вставший на ноги на обретенной земле. На земле. Ей показалось этого мало, и Елена решила попробовать на прочность другую, менее устойчивую стихию. Стихия покорилась.

Несколько раз в месяц Елена арендует яхту, чтобы из марины в Герцлии выйти в открытое море. Подышать свежим воздухом. И порадовать новичков, вроде меня, первый раз ступившего на палубу корабля в качестве матроса. Забегая вперед, скажу, что порадоваться получилось не у всех. Морская болезнь – неожиданная и малоприятная штука. Но тут, как философски изрекла наш капитан: «Пока не попробуешь – не узнаешь». Могу добавить только одно: набитый желудок – большой враг начинающего мореплавателя. 

Если театр начинается с вешалки, то экскурсию по яхте Елена начала с туалета, или, по-морскому, гальюна. Подвох в том, что здесь нет привычного для нас бачка с кнопкой слива. Чтобы завершить свои дела, нужно механической помпой накачать в унитаз забортную воду.

Интуитивно понятно, но воспользоваться чудо-системой так никто и не отважился. Думаю, при Колумбе этот вопрос решался проще.

Свистать всех наверх! Мы оставляем сумки в кают-компании и поднимаемся на палубу. Отдать швартовы! Курс – на север. Скорость – четыре узла. В открытом море капитан заглушает двигатель и отдает приказ поднимать паруса. Их на судне два – грот и стаксель.

Вообще, за три часа плавания я сделал стремительную карьеру. От юнги до помощника капитана. У Джеймса Кука на это ушло шесть лет.

Идем под парусами в нескольких милях от берега. Оттуда за нами пристально наблюдают развалины Аполлонии (Арсуфа) – древней крепости, основанной еще персами и ставшей важным стратегическим пунктом во времена крестовых походов. Двести лет неутомимые рыцари упрямо цеплялись за этот обрывистый берег. И хотя их мечи были обращены к востоку, на Иерусалим, глаза украдкой смотрели на запад – через бескрайнее море в сторону родных земель, оставленных ради славы и богатства.

Где-то здесь в 1191 году в битве при Арсуфе Ричард Львиное Сердце разбил армию Салах ад-Дина. Надежды мусульманского полководца измотать вражеское войско жаждой и голодом не оправдались. Флот крестоносцев исправно снабжал сорокатысячную армию водой и припасами.  

Израиль – очень тесная страна для яхтсменов, жалуется Елена. От Ашкелона до Рош ха-Никры все исхожено до дыр. Длительные серьезные плавания – за границей. Этой осенью Елена делает два тура. Она с командой полетит в Грецию, чтобы там «оторваться» на зафрахтованных в местных портах яхтах. Для этих ребят тесная каюта заманчивее номера в пятизвездочном отеле.

…Тем временем с неба подкрался закат. Мы развернулись и пошли правым галсом обратно в марину. Весь вечер море знобило метровыми волнами. Проглотив желтую таблетку солнца, оно успокоилось.  

Еще немного - и мы бросим якорь в родной гавани. Усталые и счастливые. Совсем как те чудаки пятьсот лет назад. Не зря они верили, что если поднять паруса и смотреть только вперед – когда-нибудь вернешься домой! Обязательно вернешься. Пьянящий воздух Нового Света, улыбки туземных женщин, полные трюмы сокровищ – не слаще соли материнской земли.

Этой обетованной, желанной –
И колумбовой, и магеланной.

Михаил Шапиро

Фото автора

 

 

 

 

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.