Субъективно о главном

Где начинается свобода носа?
03.07.2017 15:27

Где начинается свобода носа?

Казалось бы все просто и четко. Существует метафорическая формула закона о границах свободы. Я ее лично впервые вычитал в Нобелевской речи великого американского писателя Уильяма Фолкнера. Но, вроде бы, эта максима существовала и до этого: "Свобода твоего кулака кончается там, где начинается свобода моего носа".

Просто? Ясно? Как бы не так!

Ведь тут возникает почти схоластический вопрос: "А где именно начинается свобода моего носа? В метре от него? В сантиметре? Или при непосредственном к нему касании?" Согласитесь, когда кулаком размахивают перед самым вашим носом, это тоже весьма сомнительное удовольствие...

Еще сложнее определить границы свободы слова. Вот германский бундестаг перед тем, как уйти на заслуженный летний отдых, одобрил законопроект, обязывающий социальные сети, в том числе Фейсбук, Твиттер, Ютуб и другие весьма уважаемые территории сетевой свободы, в течение 24 часов с момента получения жалобы удалять тексты, содержащие призывы к ненависти и ложную информацию. А ежели сети не поторопятся, им придется заплатить штраф аж до 5 миллионов евро. Закон должен быть еще утвержден бундесратом, и это, скорей всего, случится на следующей неделе.  Федеральный министр юстиции Германии заявил, что закон не ограничивает свободу мнений, а, напротив,  создает условия для ее реализации.

Что ж, я, как защитник прав личности - вроде бы, должен быть всячески «за». Мне противны расизм, ксенофобия, не говоря уж об антисемитизме. Более того, я приверженец немодного и противного большинству русскоязычных израильтян понятия «политкорректность».  Но, как говорил грузинский классик Шота Руставели, «здесь есть тонкость различения». Как определить, где начинается призыв к ненависти? Написать, например фразу: «Я считаю, что евреи правят Россией и продают ее» - что это? Является ли это призывом к ненависти или ложным утверждением? Вроде бы, нет. Эта фраза формально не призывает ненавидеть евреев. Может, кому-то из читателей Фейсбука такое положение дел в России даже нравится? Ложное утверждение? Так апологеты этой мысли приведут вам десяток данных о еврейских женах, мамах и прочих родственниках членов российской элиты, и вспотеете их опровергать. К тому же, зачин «я считаю» подстраховывает автора. Мол, я высказываю сугубо личное мнение, а свободы мнений никто не отменял.

Сегодня социальные сети кишат высказываниями типа «Ислам призывает к убийствам немусульман», нелестными (мягко говоря) комментариями в адрес евреев, украинцев, россиян... На просторах социальных сетей идет вербальная мировая война. Правительства и парламенты разных стран пытаются найти оборонительное оружие против этой тотальной войны, но ничего, кроме расплывчатых запретительных законов, придумать не могут. Потому что интернет изначально создавался как территория абсолютной свободы, где даже свобода чужого носа не является приоритетом.

Между тем, против закона высказались не только депутаты от оппозиции в бундестаге, но даже специальный докладчик ООН по вопросам свободы слова Дэвид Кайе и неправительственная организация «Репортеры без границ». Они полагают, что речь идет о явных ограничениях свободы мнений.

И «команда Цукерберга» - руководство Фейсбука - тоже утверждает, что этот закон противоречит нормам европейского права. Хотя я считаю, что уж эти «радетели свободы» могли бы помолчать. То и дело я читаю в своей фейсбучной ленте, как цензоры Фейсбука блокируют по малопонятным причинам аккаунты вполне уважаемых людей. Причем, как мне объяснили, делают это не люди, а хитро придуманные компьютерные алгоритмы, действующие по чисто формальным признакам  - количеству жалоб, наличию ключевых «плохих» слов, присутствию в изображении «обнаженки», под «электронное» определение которой часто попадают вполне художественные произведения.

Так что же, спросите вы ехидно, «против лома нет приема»? Почему же? Есть. И, по-моему, израильские законодатели, которых мы часто критикуем, придумали вполне традиционное решение. Обращайтесь с жалобой на публикации, которые, по вашему мнению, нарушают законы, в полицию и суды. На то они и называются правоохранительными органами. И пусть они, а не какие-то странные цензоры, определяют, что укладывается в ложе - пусть и прокрустово - закона, а что выходит за его рамки. Со всеми вытекающими из этого для их авторов штрафными и прочими юридическими санкциями.

Лев Авенайс

На снимке: здание рейхстага в Берлине, где заседает парламент Германии. Фото: depositphotos

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.