Субъективно о главном

С видом на тюрьму «Маасиягу»
19.10.2017 13:58

С видом на тюрьму «Маасиягу»

С балкона моей квартиры в Рамле, где я живу уже чуть больше года, открывается чудесный вид на иудейские годы и... израильские тюрьмы.

Да, в ста метрах от меня начинается «комплекс культуры и отдыха», включающий  в себя сразу пять пенитенциарных (слово-то какое, без обращения к словарям и не напишешь!) учреждений, включая женскую тюрьму и легендарную «Маасиягу», в которой коротали время за молитвами (Кацав и Дери) и мемуарами (Ольмерт) наши уважаемые граждане.

Когда я только въехал в новую квартиру, на вопрос, где я теперь живу, я небрежно бросал: «Да рядом с экс-президентом и экс-премьер-министром». На меня смотрели с нескрываемым уважением и завистью. Потом переспрашивали: «В Кейсарии или Герцлии-Питуах?» Тут я признавался, и люди вздыхали с облегчением: жаба зависти отпускала...

Увы, «опустела без тебя земля...», как пела Доронина в фильме «Три тополя на Плющихе». Нет больше по соседству ни Ольмерта, ни Кацава... Специально выстроенную для Ольмерта «резиденцию» закрыли на замок до лучших времен. Или до худших - для ее потенциальных обитателей. А пришедший на днях на полтора года в здание напротив меня за уклонение от налогов популярный певец восточных шлягеров Коби Перец - при всем уважении к нему и его репертуару - птица более низкого полета.

А мне остается только ждать и надеяться. Правда, на следующей неделе правительство должно рассмотреть «судьбоносный» (по крайней мере, для одного человека) законопроект депутата от партии «Ликуд» Дуди Амсалема. Этот депутат предложил запретить правоохранительным органам расследовать подозрения в адрес действующего главы правительства. То есть, все граждане равны перед законом, но некоторые - равнее. Впрочем, разумеется, если глава правительства совершит уж из ряда вон выходящее преступление, расследовать можно.

Где проходит граница между несерьезным и серьезным преступлением, в законе не прописано. Надо полагать, что если глава правительства кого-то убьет, то это полиция сможет расследовать.

Я знаю много стран (не самых демократических и самых недемократических), где такое правило действует. Но даже там, подозреваю, оно действует, так сказать,  по умолчанию, а не прописано в законе.

Можно, конечно, было бы назвать эту инициативу «законом одного человека» и назвать его именем этого человека, как это принято в Израиле. Но проблема в том, что «закон Нетаниягу» уже есть. Он был принят в 2001 году и позволял баллотироваться на прямых выборах главы правительства кандидату, не являющегося депутатом Кнессета, каковым Нетаниягу на тот момент не был. Был у нас и «закон Груниса» - названный в честь судьи Верховного суда, которому очень хотели дать возможность, вопреки существовавшим тогда правилам, стать председателем этого суда.

Есть еще несколько именных законов. Проблема со «вторым законом Нетаниягу» (прямо, как у Ньютона!) заключается в том, что у нас нет закона, ограничивающего пребывание человека на посту главы правительства. Учитывая парадокс, что хотя большинство израильтян полагает, что Нетаниягу совершал инкриминируемые ему нарушения закона, то же большинство считает, что он все равно наилучший кандидат на роль лидера страны, Нетаниягу, дай бог ему здоровья, еще много лет может оставаться главой правительства.  Ну, подумаешь, немножко коррупции, так ведь по мелочи...

А кто бы на его месте поступил иначе? У нас в стране к этому уже привыкли. Ведь давайте вспомним: аж с 1996 года на этом посту «nobody perfect» - "никто не совершенен". Ни Барак, в отношении которого велось расследование о незаконном финансировании выборов, ни Шарон, за которым тянулся целый шлейф подозрений в коррупции и которого спас (черный юмор) только трагический исход его жизни, ни Ольмерт, которого уже ничего не спасло, и он оказался по соседству со мной аж по двум приговорам...

Как я уже отметил, теоретически Нетаниягу может находиться на своем посту до скончания веков (своих). Или, по крайней мере, «отложенный штраф» (использую хоккейную терминологию) может продолжаться, пока не истечет срок давности по расследуемым эпизодам его биографии.

Нетаниягу с присущей ему деликатностью (для непонимающих - это сарказм) заявил, что не будет присутствовать во время обсуждения этого законопроекта. Чтобы не смущать других министров. Пусть режут правду-матку и голосуют со всей принципиальностью.

Самое забавное, что и Амсалем, и Нетаниягу, и все-все-все прекрасно понимают, что этот закон не вступит в силу. Потому что в стране еще существует Высший суд справедливости, а эта самая справедливость и Основные законы Израиля утверждают, что перед законом - по крайней мере, формально, - все равны.

Лев Авенайс

На снимке: экс-президент Израиля Моше Кацав освобождается из тюрьмы «Маасиягу». Фото: flash90

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.