Субъективно о главном

Проведет ли российская пресса честное расследование «национального унижения»?
07.12.2017 10:01

Проведет ли российская пресса честное расследование «национального унижения»?

Россию лишили права участвовать в Олимпийских Играх 2018 года в корейском Пхёнчхане. Тоже мне новость, скажете вы! Весь мир уже давно обсудил это событие, обозреватели и комментаторы всех изданий уже высказали свои мнения по этому вопросу. Поздновато проснулся обозреватель сайта Iland.tv. Не совсем так, дорогие друзья. У моей запоздалой реакции на событие, произошедшее позавчера вечером, есть причина.

Весь вчерашний день я читал материалы российской прессы и смотрел программы российского телевидения об отстранении России от участия в Играх. Добросовестно слушал все споры, читал комментарии и даже принял участие в импровизированном опросе общественного мнения на тему, стоит ли России бойкотировать Игры. И сегодня мне бы хотелось поговорить не об Играх и не о решении МОК (об этом, вероятно, действительно уже все сказано), а о реакции на это событие российской прессы. Она меня поразила, если не сказать потрясла.

Комментаторы, обозреватели, ведущие, гости программ писали и говорили, стоит ли российским спортсменам участвовать в Играх в Пхенчхане под олимпийским флагом и без исполнения гимна, клеймили позором МОК, ненавидели Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), откровенно надсмехались над руководителями комиссий и над президентом Олимпийского комитета Томасом Бахом, вяло критиковали неназываемых «российских чиновников от спорта», но ни разу не задались вопросом, а была ли в России на государственном уровне создана система поддержки допинга? А, если была, то на каком уровне она действовала, и кто из высших чиновников российской системы власти отдавал приказы ее «винтикам»?

Этого вопроса для российской прессы, похоже не существует. Все доказательства преступной деятельности российских должностных лиц, полученные комиссиями по расследованию, российские журналисты изначально считают лживыми, хотя никто из них не взял ни одного интервью у информатора ВАДА Григория Родченкова и даже не знает, о каких именно доказательствах идет речь. Между тем, комиссии, принимая решения, опирались не только на слова Родченкова, не только на его рассказы о действиях по замене «грязных» проб на «чистые», в которых принимал участие, и он сам, но и на предоставленные им СМС-сообщения, данные переписки по электронной почте. Российских журналистов почему-то не заинтересовал вопрос, а за что глава Олимпийского комитета России Александр Жуков извинился перед исполкомом МОК? Будь он уверен, в том, что его страну оболгали, отстранили от Игр только на основании ничем не подтвержденных рассказов Родченкова, которого в России пытаются изобразить душевнобольным, стал бы он извиняться? Будь допинговые нарушения в России личным делом недобросовестных спортсменов, стал бы он извиняться? Допинг есть во всех странах и в его применении периодически уличают разных спортсменов. Но главы Олимпийских комитетов этих стран и не думают приносить свои извинения исполкому МОК. Не за что извиняться. Спортсмен совершил преступление, спортсмен получает наказание. Все ясно. Приносить извинения стоит только за преступления, совершенные на государственном уровне. И, судя по действиям главы Олимпийского комитета России, доказательства именно таких преступлений были представлены на Исполкоме МОК.

Дело прессы – не клеймить позором и не соревноваться в изобретении новых, все более обидных прозвищ для недругов, а разбираться в ситуации до основания и пытаться выяснить истину. Я ждал от российских коллег широкого журналистского расследования с проверкой каждого факта, о котором поведал Всемирной антидопинговой комиссии Григорий Родченков. Он, конечно, находится под американской программой защиты свидетеля, но я не верю, что российские СМИ не смогли добраться до него и договориться об интервью. Не верю, что телеканал «Russia Today» хотел сделать такое интервью, но не нашел Родченкова. Если это так, то грош цена таким средствам массовой информации. Но скорее всего, никто такого интервью делать не собирался. Почему? Боялся, что всплывут неоспоримые доказательства вины российских чиновников? Или слишком высокие имена, которые даже подозревать в противоправных действиях запрещено?

Точно такого же журналистского расследования я ждал от российских коллег после выхода в Интернет-эфир фильма Алексея Навального «Он вам не Димон». Но расследования не было. Почему? Не интересна тема? Не интересно, сколотил ли премьер-министр России на государственные средства огромную бизнес-империю для себя и своего ближайшего окружения или его оболгал бесчестный человек, поющий с чужого голоса? Допустить мысль о том, что это «не интересно», я не могу. Значит, журналистам делать это запретили?

Я начинал свою журналистскую карьеру в системе ТАСС в 1980 году. Тогда мы, советские журналисты, знали правило – критиковать и уличать во лжи можно кого угодно, но до чиновника, находящегося в ранге заместителя министра (включительно). Написать, что начальник жилищной конторы занимается приписками, пожалуйста! Что директор универмага ворует. На доброе здоровье! Но министр всегда говорит правду. Если он говорит, что не брал взятку, значит так оно и есть. А тот, кто сомневается – антисоветчик и место ему не в советском СМИ, а за решеткой.

Похоже, те времена вернулись. И в сегодняшней России Дмитрий Медведев, Виталий Мутко, Александр Жуков, руководители ФСБ и прочие чиновники высшего уровня изначально правы. Им ничего не нужно ни объяснять, ни доказывать, а прессе нельзя сомневаться в их искренности. Печально, если так.

Давид Кон

На снимке: талисманы Олимпиады-2018, фотоиллюстрация depositphotos.com

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.